Шеляпин Н.В. Баллада о времени (о футурологическом и социально-философском ресурсе концепции ритмологии)

 ritmologiya2016-1Шеляпин Н.В. / к.соц.н., доцент Российского государственного гидрометеорологического университета, Санкт-Петербург, главный редактор футурологического телеканала «Аксиодемия»/


БАЛЛАДА О ВРЕМЕНИ (О ФУТУРОЛОГИЧЕСКОМ И СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОМ РЕСУРСЕ КОНЦЕПЦИИ РИТМОЛОГИИ)


Дальнейшая модернизация и развитие России невозможны без опоры на реально существующие ценностные ориентиры и актуальные цели инновационного развития. В связи с этим возникает потребность генерирования и поиска существующих идей, способных дать толчок для научного, интеллектуального и социального развития. Поскольку современный мир — это своеобразная лаборатория по созданию инновационных технологий, то важнейшей задачей сегодняшнего дня является потенциальная возможность формулировки и демонстрации идей, которые могут быть трансформированы в эффективные производственные, научные и управленческие технологии, направленные на качественные изменения окружающей действительности в ближайшем будущем. Иными словами, для создания технологий будущего необходимы качественно новые идеи и ориентиры, формулирующие точный смысл и значение новых технологических и научных изобретений. В 2006 году Национальный научный фонд, под эгидой которого ведётся львиная доля научных исследований в США, совместно с министерством торговли США выпустил отчёт, прогнозирующий развитие науки на 50 лет. Отчёт был назван НБИК (NBIC) — это аббревиатура из первых букв названий четырёх мегатехнологий, определяющих наше ближайшее будущее: нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии и когнитивные технологии. Революция информационных технологий началась еще в 60-е, бурный прогресс биотехнологий развернулся в 90-е годы, в нулевые нам все уши прожужжали про нанотехнологии, а последними из этих революционных технологий начинают стремительно развиваться когнитивные технологии. Уже сегодня когнитивные технологии — это не просто сфера исследований, а целая промышленность, многомиллиардные бюджеты очень крупных фирм.[1]

Когнитивные технологии, прежде всего, можно понимать в двух основных плоскостях:

  1. Как технологии эффективного обучения современного человека
  2. Как технологии создания и продвижения искусственного интеллекта.

Успех отдельно взятых организаций стран и целых цивилизаций в конкурентной борьбе во многом будет зависеть от умения генерировать и эффективно использовать различные когнитивные технологии. Когда-то Натан Ротшильд, первым узнав о проигрыше Наполеона в битве при Ватерлоо, сказал знаменитую фразу: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». В настоящее время эта фраза нуждается в существенной коррекции и дополнении. В наши дни мы живем в условиях функционирования информационного общества. Большинство людей как в странах Запада, так и в России имеют доступ к самым разным источникам и видам информации. Однако доступ к информации далеко не всегда приводит к экономическому благополучию и обладанию реальной властью. Сейчас мир нуждается в новых когнитивных технологиях, которые позволят получать особо ценные знания, конвертирующиеся в финансовые дивиденды и политические активы. Следовательно, особо остро стоит вопрос о создании обучающих когнитивных технологий, которые позволят человеку не только усваивать и запоминать имеющиеся знания и достижения человечества, но и самостоятельно получать знания из окружающей среды и генерировать на основании этих знаний эксклюзивные технологии, актуальные для сегодняшнего дня.

Пожалуй, именно в нашу эпоху весьма актуальны слова Л.Н. Толстого: «Знание только тогда знание, когда оно приобретено усилиями своей мысли, а не памятью» и знаменитая фраза Р. Декарта: «Для того чтобы усовершенствовать ум, надо больше размышлять, чем заучивать», поскольку еще до сегодняшнего дня в процессе обучения и получения новых знаний человек чаще всего обращался к ранее имеющемуся опыту и ранее сделанным открытиям. Так же познание реальности и генерирование новых идей становятся практически невозможными и крайне неэффективными без использования искусственного интеллекта. Сама по себе проблема искусственного интеллекта решена только частично, потому что реальный потенциал искусственного интеллекта пока намного ниже интеллектуальных возможностей человека. В настоящее время искусственный интеллект пока еще не способен решать ряд важнейших задач в научной,


[1] Константинов А., Тарасевич Г. Великая когнитивная революция // Русский репортёр. – М., 2010. — 18 октября, № 41 (169). — http://www.rusrep.ru/article/2010/10/18/cognit/


экономической, образовательной и других сферах. Так же в современных реалиях представляется особо значимой способность интегрировать вышеуказанные технологии, такие как нанотехнологии, биотехнологии, энергетические и когнитивные технологии в единую систему и создать синергетический эффект. Подобная работа по синтезу, интеграции и систематизации данных технологий, безусловно, ведется. Вполне возможно, что та организация, страна или цивилизация, которая справится с данной задачей и сможет синтезировать данные технологии, получит доминирующее преимущество в современном мире.

Важным фактором синтеза этих технологий и разработки более совершенного искусственного интеллекта, является использование такой важной физической категорией как время. В сложившейся ситуации нам представляется особо важной задачей грамотно использовать, а, возможно, и управлять временем. В интеллектуальной деятельности человека наблюдается взаимосвязь человеческого сознания со временем, четкое осознание времени дает возможность человеку ориентироваться в социальной, экономической и культурной жизни. Наряду с астрономическим временем, можно выделить время биологическое, социальное, политическое и другие категории. В принципе можно предположить, что для каждого вида человеческой деятельности существует свое время как условная категория, определяющая, характеризующая и направляющая какую-либо деятельность. При этом особо остро стоит вопрос о понимании времени не только на субъективном уровне и уровне конвенциональных соглашений, но и на уровне понимания времени как объективной физической категории, подчиняющейся жестко детерминированным физическим законам. С точки зрения классической физики достаточно сложно сказать, насколько на сегодняшний день хорошо изучена категория времени. Существуют ли принципиально новые подходы к изучению времени, которые позволят управлять многими актуальными процессами? Позволит ли правильное изучение и использование категории времени создать более совершенный искусственный интеллект? Сможет ли, в свою очередь, искусственный интеллект помочь человеку в изучении времени и применении полученных знаний на практике? Чтобы ответить на эти сложные вопросы, необходимо развивать новые направления философской и футурологической мысли, позволяющей исследовать феномен времени с разных точек зрения. На данный момент необходимо поставить наиболее важные и актуальные вопросы перед научной и философской общественностью, тем самым инициировав необходимую дискуссию, задав вектор развития исследования по данной проблематике. Как отмечал И. Кант, «умение ставить разумные вопросы — признак ума и проницательности».

Для того чтобы грамотно сформулировать актуальные вопросы в новом дискурсе, нужно хотя бы частично отказаться от прежних научных догм и стереотипов, которые препятствуют направлению познания в тех сферах, которые считаются уже изученными или, с точки зрения былых авторитетов, не подлежат новому изучению. Тем не менее, сложившая реальность и ее проблемы заставляют ставить новые вопросы и находить ответы, порою отказываясь от ранее существовавших научных догм. Здесь вспоминается еще одна известная фраза И. Канта: «смерть догмы — это рождение реальности», которая, возможно, будет применима к изучению феномена времени. Исходя из вышесказанного, особый интерес представляет концепция российской исследовательницы Е. Д. Лучезарновой-Марченко — Ритмология. Эта концепция оформилась в 80-е годы XX века, когда ценности советского образа жизни в нашей стране уже утратили прежнюю популярность в массовом сознании. В условиях потенциального идейного и духовного кризиса, автор сформулировала острый вопрос о необходимости создания ценностей и ориентиров для раскрытия человеческого потенциала, в новых социальных условиях с учётом необходимости приобретения актуальных знаний для полноценной человеческой жизни и удовлетворения базисных потребностей человека, без которых невозможно его всестороннее гармоничное развитие. В сложившихся общественных условиях по-новому был сформулирован вопрос о роли и месте фактора времени в человеческой жизни.

Е. Д. Лучезарнова-Марченко, утверждая, что время есть объективная реальность, которую можно передавать и получать, менять, перебрасывать, останавливать, ускорять, замедлять, фиксировать, предложила способ познания этой субстанции. Данная работа началась в 1983 году. Проведённая работа по изучению феномена времени была систематизирована в новую концепцию – Ритмологию — междисциплинарное явление, выходящее за рамки существующих представлений. Исходя из своих исследований, Лучезарнова-Марченко приходит к следующим выводам:

«Человек пользуется временем, живет во времени, живет за счет времени, мозг человека постоянно хронометрирует время. Время – субстанция надмыслия. Через определенный звукобуквенный ряд время можно перевести в пространство, в информацию, в энергию. Время хранится в изысканной речи, хранится в информозонах, в которых собраны слова. Человек способен думать за счет времени, переводить через язык свои мысли, передавать через слова время другим людям. Работать со временем может только мозг, в котором есть пустота.[1] Человек, культивируя разум, познает высшую


1 Марченко Е. Д. Освобождение от информации. — СПб., 2001. – 632 с.; Марченко Е.Д. Тематический прояснитель. – СПб.: Радатс, 2009. — С. 128.


сущность, и его познавательная потенция может доставлять удовлетворение через реализацию определенных ценностных статусов.

В человеческом теле есть орган, который живет только за счет времени. Им является мозг человека. Рассматривая мозг человека как приемник времени, ритмология объясняет, как осуществляется восприятие времени и через какого посредника. Е. Лучезарнова-Марченко пришла к выводу, что хранилищем времени являются особые звукобуквенные, словесные гармоничные образования, называемые ритмом. Люди, живущие и работающие во времени, сами создают событие, затем должны его встретить, поэтому предвидеть будущую развертку ситуации так легко.[1] Возможно, данные утверждения носят дискуссионный характер, но их ценность, безусловно, заключается в проблемной постановке вопроса осмысления и использования фактора времени в процессе создания новых когнитивных технологий и конструирования эффективного искусственного интеллекта. Далее Лучезарнова-Марченко развивает учение о ритме как способе изучения, а возможно и управления временем. На наш взгляд, целесообразно разработать систематику изучения ритмов для создания новых когнитивных технологий и искусственного интеллекта при опоре на достижения концепции ритмологии. При этом ритмология может служить не только вспомогательным методом при разработке когнитивных технологий, в частности в процессе создания искусственного интеллекта, умеющего распознавать и использовать в практической сфере такую важную физическую категорию, как время.

В настоящее время ритмология стремится к созданию собственной философско-методологической базы, которая может быть применена в разных сферах исследования и познания. В данной концепции основным понятием является ритм. Ритм, по мнению Лучезарновой-Марченко, есть «свёрнутая» сущность любого события от Вселенной в целом до отдельного человека. С этой точки зрения, история есть описание «развёртки» ритма в текущем времени. Историк как наблюдатель может фиксировать даты, в которые происходило начало, кульминация, завершение развёртки того или иного ритма. Если он описывает эту хронологическую последовательность в логике пространства, он становится бытописателем, фиксатором – вначале произошло то-то, затем то-то, затем то-то, закончилось тем-то, тогда и так-то. Если же описание ведётся с точки зрения самого ритма, из его собственной логики развёртки события, историк может говорить фиксировать, насколько точно развёртка события отвечает логике ритма, его


[1] Ср.: Хрипун В.И. Ритм как организующий фактор имманентного изменения социокультурных систем; Сковороднева И.В. Возможности времени для человека // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы современной психологии и педагогики». Челябинск, 2011. — http://irlem.ru/o-radastee


породившего.[1] Следовательно, данная концепция может быть применима как один из возможных подходов осмысления развития любого явления, понятия, схемы, системы. Этот подход может быть использован как в естественных, так и в гуманитарных науках. В частности, можно предположить, что данный способ можно использовать при разработке концепций философии и истории. Так, ритмология с философской точки зрения может помочь создать методологию исторической динамики различных событий, культур и цивилизаций.

Сторонники ритмологии утверждают: любое отклонение от логики ритма ведёт к ущербности события, к его преждевременному «старению» и «умиранию», что и может быть с философской точки зрения описано в терминах «сотворения времени и начала истории», «фиософии истории», «конца истории» и «конца света». В данном случае концепция ритмологии выступает как оптимистическое учение, предлагающее пути преодоления «катастрофического подхода» в истории. Согласно представлению ритмологов, если событие разворачивается в логике ритма, то оно проходит естественный путь от начала развёртки из времени в пространстве до свёртки в ритм, то есть возвращается из пространства во время, где и продолжает существовать потенциально, до следующей развёртки данного ритма. В этом случае «конец света» рассматривается как естественное завершение жизни данного события, полностью отразившего логику ритма. Следовательно, история становится описанием поступательного движения – одни ритмы сменяются другими ритмами, одни события сменяют другие, а каждый рубеж смены является прежде всего не только «концом света», но и точкой перехода из ритма в ритм.

В этом контексте «идеальное время» можно понимать как время, в котором событие разворачивается в строгом соответствии с логикой его ритма. Под «смутными» же временами могут пониматься периоды отклонения, нарушения логики ритма при развёртке события. Отсюда важнейшая задача — понять логику ритма и научиться ею управлять.

Роль человека в таком подходе – быть способным, в силу разумности, осознавать, анализировать и корректировать течение событий, приводя их (включая самого себя) в соответствие с логикой ритмов. Тем самым, человеку отведена функция со-творения мира событий. В языке религии можно найти аналогию этой функции в терминах «Божья искра», «Бог в каждом из нас» и т.п. То есть, человек может творить себя и мир событий в логике ритмов, может приводить мир и себя в соответствие с этой логикой.

Вышесказанное утверждение формирует гуманистический фундамент ритмологии. Человек в ритмологии рассматривается как активное, способное вступать в диалог с

[1] Там же.


ритмами, разумное существо, ориентированное на эволюцию разума и мира, в котором данный разум размещается. Человек, отвечающий логике своего ритма, или, говоря бытовым языком, «живущий в своём ритме», совершенен. Нарушая логику своего ритма, человек становится разрушающим началом, способным, однако, распознать и осознать в себе эти разрушающие силы и откорректировать себя, возвратиться в свой ритм. Вместе с тем ценность ритмологии заключается в том, что данная концепция по своей природе является исконно российской. Последователи данной концепции считают своими предтечами русских философов-космистов, таких как Н.Федоров, В. Соловьёв, К.Циолковский, В.Вернадский, А. Чижевский и других.

Следовательно, для последователей ритмологии человек универсален. Ритмология не делит людей по национальному признаку в том смысле, что какой-либо этнос «ближе», а какой-то «дальше» от ритма; что какая-либо нация в логике, а какая-то – вне логики ритма. В том и другом состоянии может оказаться любой этнос. В то же время, поскольку каждому этносу присущ его собственный, уникальный ритм, постольку в каждом есть и «главная национальная черта». В этом смысле русские — это ритм, в котором максимально проявлена «нота» космического начала человека. Поэтому русские всегда стремятся в космос, за границы проявленного, освоенного мира. По мнению сторонников ритмологии, идея их концепции, как идея эволюции человека до освоения времени и ритмов, выстраивающих мир из времени, была принята в первую очередь именно на территории России. Поскольку практически, по убеждению большинства философских школ, особенностью русской национальной мысли и мировоззрения всегда был космизм как стремление к выходу за «узкие» рамки страны, планеты, пространства вообще, стремление выйти за пределы времени, овладеть самим временем как новой степенью свободы и развития разума. Проблема осмысления времени находила отклики в творчестве российских поэтов. Наверное, говоря о времени, многие невольно вспоминают песню В. Высоцкого «Баллада о времени»:

Замок временем срыт и укутан, укрыт

В нежный плед из зелёных побегов,

Но развяжет язык молчаливый гранит —

И холодное прошлое заговорит

О походах, боях и победах…

При этом идея пространства всегда доминировала над идеей времени в русской мысли, это касалось не только философии, но и политики, хозяйственной деятельности, культуры. Этот факт порою до сих пор отражается на качестве работы по развитию и устройству различных сфер жизни, по социальному управления, по планированию

рабочего времени и по качеству жизни в целом. В связи с данной проблемой русский философ Н. А. Бердяев писал: «Необъятность русской земли, отсутствие границ и пределов выразились в строении русской души. Пейзаж русской души соответствует пейзажу русской земли, та же безграничность, бесформенность, устремленность в бесконечность, широта».[1]

Для Бердяева время — это та проблема, которой он не просто уделяет внимание, но живет ею, болеет ею, считает ее основной проблемой философии, особенно философии экзистенциальной. Рассуждать о времени имеет смысл только в его отношении с вечностью. Личность, по мнению Бердяева, всегда устремлена в будущее.

В этом настоящем мире время оказывается “испорченным”, здесь невозможна совершенная реализация личности. Совершенство может быть достигнуто лишь в бесконечном, “глубинном ” времени, и всякая реализация в настоящем есть только символ иного, направленного к вечности и бесконечности. Причем Бердяев не просто описывает восприятие, переживание времени личностью, что делали многие и до него. Ценность и оригинальность его позиции заключается в том, что он пытается сопоставить, соотнести, скоординировать время личности и время истории. В определённом смысле, приверженцы ритмологии в том или ином виде развивают учение Бердяева о времени. Ритмологи рассматривают изменение любого социокультурного явления как результат совместного воздействия внешних и внутренних сил. Здесь необходимо максимально полно установить, в чем состоит специфическая роль имманентных сил, а в чем — внешних. Только в этом случае этот принцип оказывается действенным. Таким образом, ключ к разгадке изменений в социокультурных системах, по их мнению, необходимо искать именно в феномене времени, поскольку время — это фундаментальное измерение нашего бытия и именно время является генератором (инициатором) всех процессов изменения, вершителем судеб процессам изменения, выносит им окончательный приговор.

Говоря о проблеме поиска национальной идеи и идеи национальной идентичности, президент Российской Федерации В. В. Путин неоднократно отмечал, что важнейшей идеей, объединяющей российское общество, является патриотизм. Однако пока еще никто не дал точное определение понятию современного российского патриотизма. Несомненно, патриотизм связан с возможностью формировать российские научные, философские, футурологические, социальные и нравственные концепции, которые были бы востребованы не только на современной российской почве, но и способны были бы транслировать основные ценности российской цивилизации в других странах и сообществах. В условиях возрождения сильной российской государственности и


[1] Бердяев Н.А Смысл истории. — М., 1990.


преодоления однополярной модели мира, где господствует трансатлантическая цивилизация во главе с США и Западной Европой, России необходимо генерировать новые идеи, представляющие актуальность для многих сообществ современного мира.

По проблеме поиска национально-государственной идеи, способной выполнить не только интегративную функцию в масштабах одной страны или цивилизации, но и способной обеспечить эффективную межкультурную и межцивилизационную коммуникацию, во второй половине XIX века написал несколько оригинальных работ русский философ В. С. Соловьев. Наиболее последовательное и всестороннее осмысление выше указанной проблемы, в сравнении с предшествующими мыслителями, просматривается в его трудах по вопросам всеединства. Соловьёв первый в отечественной литературе посвятил этому вопросу специальную и достаточно обширную статью, которую так и назвал «Русская идея». Данная статья положила начало этапу рефлексии над темой исторической судьбы России. Философ полагал, что субъектом исторического процесса является всё человечество, как единый соборный организм, отдельные части которого — нации и народы, выполняют свои особые цели. Эти цели подчинены определенным духовно-историческим силам. В одной из своих ранних статей он, рассматривая противостояние христианского Запада и мусульманского Востока (в основании которых лежат начала множественности и единства), пришел к выводу, что необходимо должна быть и третья — объединяющая сила, которая даст положительное значение двум первым, освободит их от односторонности, примирит «единство высшего начала со свободной множественностью частных форм и элементов».[1]

В. С. Соловьев был твердо убежден, что роль этой третьей силы принадлежит славянскому миру и, в первую очередь, России как его главе. По Соловьёву, именно русскому народу предстоит стать объединяющим началом двух миров Востока и Запада. Таково его (русского народа) всемирно историческое предназначение, такова данная ему цель. «От народа — носителя третьей божественной силы, — пишет Соловьев, — требуется только свобода от всякой ограниченности и односторонности… требуется, чтобы он не утверждал себя с исключительной энергией в какой-нибудь частной низшей сфере деятельности и знания, требуется равнодушие ко всей этой жизни с ее мелкими интересами, всецелая вера в положительную действительность высшего мира и покорное к нему отношение. А эти свойства, несомненно, принадлежат племенному характеру Славянства, в особенности же национальному характеру русского народа». Следовательно, для реализации задач, описанных Соловьёвым, российская культура и цивилизация должны выработать несколько самых разных философских и


[1] Соловьев В.С. Сочинения в двух томах. — М., 1988-1989.


интеллектуальных доктрин, которые будут отличаться по своей сути, но при этом будут решать общие культурные и цивилизационные задачи.

В настоящее время Россия транслирует как во внутреннее, так и во внешнее пространство две основные идеологические доктрины:

  1. Наследие Российской империи как центр притяжения для многих народов и стран;
  2. Наследие Советского Союза как второго геополитического полюса с альтернативной системой ценностей глобальному миру.

Обе доктрины ориентированы на прошлое и, по сути, слабо приспособлены к изменениям и вызовам сегодняшнего дня. Многие люди как в России, так и за рубежом не приемлют данные доктрины и не видят в них личной ценности. Традиционные религиозные и культурные ценности так же не удовлетворяют многие духовные ориентиры и запросы современных людей. В сложившихся условиях российское общество не может быть объединено на основании одной господствующей идеологии или нескольких религиозных и культурных трендов. Тем более невозможно сделать привлекательными для зарубежной аудитории немногочисленный набор уже ранее известных идей, символов и трендов, многие из которых носят явно архаический характер. Поэтому задача российского общества и, прежде всего, его интеллектуальной элиты — сформулировать новые ориентиры, нацеленные на будущее, привлекательные для значительного числа граждан, которые еще не имеют четких ценностных установок, в том числе и патриотических ценностей, и не могут найти базисные идеи в традиционных идеологиях, религиях и философских доктринах. Иными словами, российский патриотизм нуждается в новых идеях, ориентированных на самые разные социальные группы, чтобы сделать современную российскую цивилизацию и российский социум наиболее привлекательным для внутренних аудиторий и внешних партнеров.

В связи с этим ритмологию можно рассматривать как один из идеологических ресурсов российского патриотизма, ориентированного на конкретную аудиторию. На сегодняшний день сторонники концепции ритмологии составляет активную группу населения Российской Федерации, имеющую социально ответственное мировоззрение. Данная группа людей, в отличие от многих других, обладает устойчивыми жизненными ориентирами, ценностями и прогнозируемыми моделями поведения, что говорит не только о лояльности данной группы к существующим правовым и моральным нормам, но и ориентации адептов концепции ритмологии на поступательное интеллектуальное развитие, успех в обществе и толерантность по отношению к другим социальным и идеологическим группам.

Сторонники ритмологии убеждены, что эта концепция способна гармонизировать основные сферы жизнедеятельности, существующие в современном мире, поэтому идеи ритмологии актуальны для многих современных людей: первая область практического применения— это рекомендации по ведению здорового образа жизни. Вторая включает в себя поиск гармоничных взаимоотношений между противоположными полами, детьми и родителями. В третьей области практического применения основными являются деловые отношения, т. е. технологии выстраивания через ритм отношений с деловыми партнёрами и с конкурентами. Четвертая связана с поиском духовных ценностей и жизненных ориентиров. Пятая сфера — это развитие нового научно-философского мышления. Шестая область практического применения — это технологическая способность четко мыслить, создавать планы разного уровня. Седьмая — это развитие новых качеств и способностей человека, а также нравственных установок личности.

Исходя из анализа вышесказанного, можно сделать вывод о том, что ритмология формулирует такие ценности и идеи, которые актуальны для многих индивидов и социальных групп, нейтрально относящихся к существующим религиозным, философским и идеологическим доктринам, но при этом ищущих духовные, культурные и социально-философские ориентиры.

Подводя итоги данного исследования, сделаем общие выводы о концепции ритмологии: 1. Ритмология представляет особый научно-философский интерес, как доктрина, ставящая задачи по изучению феномена времени на уровне физики и философии, при этом предлагающая свою оригинальную методологию по изучению времени. 2. Ритмология потенциально способна сформировать философско-методологические основы для создания новых когнитивных технологий. 3. Ритмология, продолжая традицию русской социально-философской мысли, способна предложить новые смыслы для формирующейся идеологической системы российского патриотизма и продвижения фундаментальных ценностей российской цивилизации и культуры за рубежом.

Реклама

2 comments

  1. […] Дальнейшая модернизация и развитие России невозможны без опоры на реально существующие ценностные ориентиры и актуальные цели инновационного развития. В связи с этим возникает потребность генерирования и поиска существующих идей, способных дать толчок для научного, интеллектуального и социального развития. Поскольку современный мир — это своеобразная лаборатория по созданию инновационных технологий, то важнейшей задачей сегодняшнего дня является потенциальная возможность формулировки и демонстрации идей, которые могут быть трансформированы в эффективные производственные, научные и управленческие технологии, направленные на качественные изменения окружающей действительности в ближайшем будущем. Иными словами, для создания технологий будущего необходимы качественно новые идеи и ориентиры, формулирующие точный смысл и значение новых технологических и научных изобретений. В 2006 году Национальный научный фонд, под эгидой которого ведётся львиная доля научных исследований в США, совместно с министерством торговли США выпустил отчёт, прогнозирующий развитие науки на 50 лет. Отчёт был назван НБИК (NBIC) — это аббревиатура из первых букв названий четырёх мегатехнологий, определяющих наше ближайшее будущее: нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии и когнитивные технологии. Революция информационных технологий началась еще в 60-е, бурный прогресс биотехнологий развернулся в 90-е годы, в нулевые нам все уши прожужжали про нанотехнологии, а последними из этих революционных технологий начинают стремительно развиваться когнитивные технологии. Уже сегодня когнитивные технологии — это не просто сфера исследований, а целая промышленность, многомиллиардные бюджеты очень крупных фирм.[1] […]

    Нравится

  2. […] [1] Константинов А., Тарасевич Г. Великая когнитивная революция // Русский репортёр. – М., 2010. — 18 октября, № 41 (169). —http://www.rusrep.ru/article/2010/10/18/cognit/ […]

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s